+7 (499) 653-60-72 Доб. 448Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 773Санкт-Петербург и область

Конопля вред здоровью

Любителей курить коноплю видно не мало, но не все знают о вреде конопли. Психические расстройства вызванные курением конопли Продолжительность психических расстройств от курения конопли, как правило от нескольких часов до 36 часов. Во время этих расстройств у курильщика конопли может возникнуть тревога и паника, ощущение искаженности окружающего мира, нарушение восприятий в виде иллюзий и галлюцинаций, параноидный бред. В Голландии уже давно ставится вопрос о социальной опасности таких вот курильщиков конопли, в состоянии наркотического опьянения они причиняют вред не только себе, но и окружающим. Те люди, которые постоянно курят коноплю у них как привило продолжительные психические расстройства, длительно не проходящие после того как они бросили курить коноплю. У тех же курильщиков конопли, у которых есть предрасположенность к этому заболеванию, оно возникало практически у каждого.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Вредна ли марихуана на самом деле ? ВСЯ ПРАВДА О МАРИХУАНЕ

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Неприятная правда о последствиях курения марихуаны

О действии гашиша на человеческий организм Савич Материал из Викитеки — свободной библиотеки О действии гашиша на человеческий организм автор Ю. Википроекты: Данные Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением , или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.

Этот вид конопли, распространенный без возделки в Индии и южной Азии, весьма вероятно, дал происхождение нашей европейской конопле, вывезенной если не из Китая, то из Индии, и принадлежащей к тому же семейству и роду. Различия между ними самые ничтожные, и особенно заметны в стебле, который имеет не более футов вышины и от основания пускает ветви, противоположно на нём сидящие; на стебле незаметно волокон, которые мы видим на стебле европейской конопли, и запах её гораздо слабее.

Самый распространенный на Востоке препарат гашиша состоит из жирного экстракта [1] , служащего основанием всех употребительных смесей, к которым всегда прибавляются пряности и даже иногда порошок шпанских мух, с целью ограничить действие гашиша исключительно чувственной сферой.

В Индии иногда прибавляют и опиум [2] , вероятно для того, чтоб усилить его одуряющее действие. На Востоке употребляется гашиш для произведения приятного возбуждения нервной системы, возбуждения, особенно необходимого в жарком и однообразном климате, где вечное, гнетущее солнце, где времена года никогда не сменяются быстро и резко, где и способности человека не выходят из однообразной и ленивой деятельности, если не вызывать их из этой торпидности, от времени до времени, каким-нибудь особенным стимулом.

Умеренное употребление этих средств могло бы быть для них даже полезно, но как отграничить эту пользу от употребления во зло?

Надо думать, что на Востоке употребление этого средства сделалось всеобщим ещё не так давно; ещё во время крестовых походов оно было секретом немногих лиц, пользовавшихся им в интересах своего тщеславия и фанатизма.

Слово haschischi, которым называли их по-арабски, происходило от названия одного опьяняющего растения, часто употребляемого ими как возбуждающее, или одуряющее средство. Понятно, что одно имя этих людей, которые внезапно поражали кинжалом, умерщвляли вождей среди их собственных солдат и весело умирали, лишь бы удар их верно был нанесен, должно было внушать большой ужас крестоносцам и пилигримам.

Первые сколько-нибудь научные сведения о действии гашиша получены в Европе от английских врачей, поселившихся в Индии; потом, с появлением этого средства в европейских аптеках, врачи всех наций обратили на него серьёзное внимание и стали испытывать его действие на здоровый и больной организм, и гашиш вскоре занял почётное место в ряду наркотических средств.

Из французских врачей особенно Moreau de Tours способствовал научному определению наркотических свойств этого растения, имевши случай наблюдать его действие сперва на Востоке, а потом и в отечестве своём на самом себе и на других, врачах и не врачах, и, наконец, на больных умалишенных в Бисетре.

Результатом этих наблюдений явилось в году его прекрасное сочинение о гашише, единственное по полноте, верности наблюдений и лёгкости изложения.

В нашей литературе, кроме некоторых отрывков, необстоятельных, необсуженных и преувеличенных, ничего ещё нет о действии этого средства; и хотя Moreau принимает только личный опыт за критериум истины, и всех не испытавших действия гашиша устраняет от суждения о нём [5] , я думаю, что обстоятельным описанием и примерами можно дать полное и ясное понятие о действии гашиша так точно, как и о действии всякого другого средства.

Начнём с того, что в наших аптеках очень редко встречается настоящий гашиш; по большей части это спиртный экстракт индейской конопли, выросшей на европейской почве и чрез это утратившей большую часть своих наркотических свойств. Оттого и мнения у нас так различны о действии этого средства и о количестве [6] , потребном для произведения фантазии.

Фантазией в Леванте называют полное действие гашиша: термин этот, заметим, весьма определителен, потому что главнейшее действие гашиша выражается чрезмерным возбуждением всех умственных и аффективных способностей; причём остается нетронутым только сознание, только ваше я, которое является обезоруженным, пассивным свидетелем самопроизвольной деятельности всех способностей ваших.

Это пассивное состояние вашей личности с одной стороны, самопроизвольная и оттого беспорядочная деятельность различных способностей с другой стороны, дают уже довольно ясное понятие о том, чего можно ожидать от действия гашиша на мозг.

Это ряд разнообразных снов без сна, это сны наяву. После этого вскоре наступает какое-то безотчетное, рассеянное состояние, какая-то внутренняя пустота, зависящая от начинающегося разброда мыслей, которые редеют всё более и более, а между тем становятся всё более и более ясными и резко-определительными; пульс повышается, становится чаще, на лице выражается глубокая сосредоточенность, которая от времени до времени сменяется выражением радости, изумления и восторга.

Тут, самые мимолетные впечатления, знакомые предметы и лица, одни за другими, приходят на память в самых ярких чертах и на один неуловимый миг, беспрерывно сменяясь всё новыми, как бы вытесняя друг друга; это движение становится всё быстрее и быстрее, так что в течении 2-х, 3-х минуть представления становятся положительно неуловимыми, но тем не менее очень ярко изображенными.

Пульс в это время достигает почти вдруг — ударов в минуту, и внутреннее самоощущение изменяется весьма различно, смотря по обстоятельствам и лицам, но в большей части случаев состоит в ощущении как бы мельчайшего дрожания всех органических фибр, которое скоро переходит в онемение, сперва местами, а потом и повсеместно, так что испытатель перестает чувствовать своё тело.

Впрочем, зрение и слух всегда действуют согласно со степенью нашего внимания: и без гашиша можно быть с открытыми глазами и ничего не видеть, равно как и при действии гашиша являются от времени до времени светлые промежутки, когда внимание может остановиться на внешних предметах, и тогда впечатления верно передаются глазом и ухом; но эти впечатления остаются необсуженными и бывают или вовсе не замечены, или же принимают самые причудливые формы, если воображение усвоит их и приспособит к своим фантастическим представлениям.

Особенно, говорят, слух хорошо проводит впечатления, потому что многими замечено сильное влияние музыки на гашишинов; но ухо играет в этом факте только пассивную роль, оно только проводит впечатления, а звуки воспринимаются центральным органом звуков, где и достигают до степени музыкального чувства.

Существование этого органа не подлежит сомнению, хотя мы и не можем с верностью указать его места в мозгу; большим, или меньшим развитием его определяется музыкальный слух; для музыкального таланта потребно одновременное развитие чувства прекрасного и бесконечного; а если к этому еще прибавить хорошо развитые мыслительные способности, мы определим гениальность музыканта.

При таком воззрении мы не ошибёмся, если скажем, что музыка должна производить на гашишина впечатление более или менее сильное, смотря по степени развития и разработки центрального органа звуков и по соотношению его с другими органами мозга; и мы поостережёмся сделать заключение, что слух его сделался острее обыкновенного: мы скажем, напротив, что ухо не потеряло только способности проводить впечатления, но в возбуждённом состоянии находится собственно центральный орган звуков, равно как и другие органы различных способностей человека.

Это влияние музыки может быть в таких обстоятельствах чрезвычайно сложно, именно потому, что получаемое впечатление чувствуется гораздо сильнее обыкновенного, а между тем правильное обсуждение его невозможно; поэтому, при сильно затронутом одном каком-нибудь чувстве, затрагиваются одновременно и все другие гармонирующие с ним чувства, и на этот тон настраиваются все способности, вызывая из прошедшего черты, понятия и полные воспоминания, которые могут питать и поддерживать данное впечатление.

Звуки погребальной музыки напомнят вам дорогие утраты, и горе забытое воскреснет в душе вашей с полною силой и проведёт вас заново по всем степеням того убийственного чувства, с которым вы проводили вам близких людей; гармония торжественных гимнов преисполнит вас самых высоких, идеальных чувств, превратится, быть может, в воздушный хор невидимых духов и, унося вас всё выше и выше, сольётся в одно с гармонией миров, превратится в идею стройности и вечного порядка… А если в этот момент самого высокого поэтического созерцания вдруг грянет музыка весёлого танца, вы сразу очнётесь и преобразитесь, вы с новым, оглушительным упоением понесётесь с кем попало в шумную, дикую пляску!

Но кроме того, подвижность идей становится гораздо значительнее, так что быстрота представлений может достигнуть до невероятного и уж поэтому находится в совершенном разладе с условной единицей меры.

Таким образом Магомет, в начале одного из своих видений, перевернул кувшин с водой и успел осмотреть небо и землю со всеми их чудесами, прежде чем вода успела вылиться из сосуда [8].

Итак, обстановив вас самыми разнообразными картинами, показав вам мельком всё, чем богата ваша память, перепутав понятия ваши, закружив до сумасшествия вам голову, если можно так выразиться, прихотливое воображение выносит вас из тела вашего, о котором вы потеряли всякое сознание и доставляет вам в среде, ничем не ограниченной, какое-то высокое блаженство, трудно передаваемое, но которое приблизительно может быть выражено словами: я ничего не чувствую, кроме самого себя.

После этого момента скоро начинает пробуждаться чувствительность, и здесь наступает обыкновенно ряд уже чисто телесных ощущений, иногда чрезвычайно приятных.

По большей части действие гашиша заключается сном, глубоким и восстановительным, после которого испытатель чувствует себя бодрее и крепче, чем прежде, до опыта. Но должно заметить, что такое общее, разностороннее действие замечается весьма редко; обыкновенно же, среди разнообразнейших представлений, ясно рисуется одна какая-нибудь идея, которая сообщает свой характер бреду.

Она может быть явлением случайным и неожиданными, но так же точно может быть искусственным произведением внешних условий; всегда же она бывает результатом наисильнейшего впечатления, удержанного памятью, впечатления, которое может происходить от внутренних условий, так точно как и от внешних, как это мы увидим ниже.

Иллюзии и галлюцинации, о которых столько чудесного рассказывали испытатели гашиша, бывают, напротив, весьма редко, по крайней мере в полном их значении. Надо пояснить, что как иллюзии, так и галлюцинации бывают двоякого рода: во-первых, с одним только внутренним изображением предмета, во-вторых, с изображением его во внешности.

В первом случае изображение предмета бывает только в мозгу; наступает оно при глубоком внутреннем сосредоточении, при полном самоуединении от внешнего мира; когда вследствие болезненного, или искусственного возбуждения мозга, внутренняя жизнь, состоящая из ощущений, побуждений и представлений предметов, вызванных памятью и сложенных во все возможные формы воображением, достигает очень сильного напряжения.

Если в это время, когда всё внимание устремлено на эти внутренние представления и занято исключительно ими, получается какое-нибудь впечатление извне, оно ясно почувствуется, но не может быть, за недостатком средств, верно оценено и понято; однако внимание, тем не меньше, ищет настойчиво объяснения и находит его в сходных с полученным впечатлением чертах, которые подставляются на его место, до воссоздания ясного внутреннего изображения, ложно объясняющего данное впечатление.

Если это изображение составилось из одних внутренних данных, без всякого повода извне, изображение называется неполной галлюцинацией, с одним психическим элементом.

Во втором случае соединяются все условия настоящего видения: внутреннее изображение становится таким ясным, что достигает полной наглядности и не может уже иметь места только в мозгу, где, несмотря на ясность его изображения, оно имело только кажущийся характер действительности; здесь оно уже переходит во внешность, сообщая предмету, действительно существующему, формы воображаемые, но с такою ясностью, что, несмотря на то, что внешние чувства верно передают впечатления при поверке предмета, сила внутреннего ложного убеждения извлекает из них только то, что нужно для оправдания ложной идеи.

Тем не менее, такая иллюзия, равно как и галлюцинация, долго и без ясных промежутков удержаться не может: внешние чувства возьмут своё, реальность вытеснит воображаемое представление.

И для того, чтоб оно вкоренилось, надо, чтоб и в отправлении внешних чувств произошло изменение, надо, чтоб и внешние чувства доставляли сознанию данные, согласные с ложной идеей; или же, чтобы в мозгу произошло какое-нибудь материальное изменение условий восприимчивости мозга и составления понятий и мыслей, изменение, ограниченное сферой однородных впечатлений.

Итак, полных представлений, соединяющих в себе элемент психический и сеньориальный, при наркотизме от гашиша, почти никогда не бывает, и я наблюдал это явление только в одном случае; между тем как первый вид представлений, с одним элементом психическим, замечается постоянно, так что я не встречал еще исключений.

Надо заметить, что мое мнение противоречит мнению Moreau [9] и Judee [10] , которые находят, что полные иллюзии и галлюцинации бывают постоянными явлениями при наркотизме от гашиша; вероятно они принимали исключения за правило, или не довольно точно анализировали это явление во всех представлявшихся им случаях.

В таком случае они сообщают особенное направление мыслям и управляют всем этим внутренним движением, приспособляя его к своим потребностям и побуждениям.

Поэтому степень ума, различие способностей, наклонностей и чувств, различие воспитания, образования и направления имеют самое ближайшее, непосредственное влияние на характер и свойства бреда; и это влияние таково, что хорошо зная человека, можно заранее определить будущее содержание его бреда.

Обратимся теперь к наблюдениям. Я приведу только два из своих опытов, потому что их вполне будет достаточно для того, чтоб понять главную сущность действия гашиша на мозг. Опыт 1-й. Hardy [11]. Я заметил при этом необыкновенную подвижность мыслей; знакомые лица, с выражением наиболее характерным для каждого из них, беспрестанно являлись на ум, исчезали и заменялись новыми.

Я не хотел придавать этому никакого значения, потому что это могло быть просто действием настроенного воображения, и уж начал засыпать; вдруг слышу, бьёт час на стенных часах, и потянулся этот звук, и нет будто конца ему. Потом слышу шум каскада; вода падает слева от меня, но я напрасно стараюсь увидеть её; делаю над собой усилие… Вот уж я проснулся, а вода всё шумит, тянется звук часов стенных и пестрит вокруг какая-то нескладная картина.

Мне стало страшно; но я вспомнил о гашише и начал присматриваться и прислушиваться; по мере того как внимание напрягалось, картина бледнела, звук часов редел, шум каскада исчезал в отдалении.

Я расхохотался; мне показалось необыкновенно смешным бессилие фантазии и непрочность иллюзии перед действием воли; я сделал самодовольное движение, но в то же мгновение заметил, что у меня нет тела, что я плыву в какой-то эфирной, прозрачной среде и так хорошо, так легко себя чувствую!

Я поднялся и зажег свечу. В голове была удивительная работа; мысль прыгала с предмета на предмет с такою быстротой что мне становилось и смешно, и досадно; а между тем беспрестанно приходил мне на память гашиш и мысль о том, что я должен проследить его действие. Я потушил свечу и улегся опять. Члены опять начали терпнуть, и опять, незаметно, потерял я сознание о теле своем.

Это сочетание образов отличалось совершенною независимостью: все представления однако являлись не во внешности, но внутри меня, в мозгу моём, как и в нормальном состоянии, с тою разницей, что движение их было необыкновенно быстро и совершенно произвольно, так что моё я являлось только посторонним зрителем.

Верность заключений моих была, конечно, только кажущаяся: но что замечательнее всего, так это то, что я тогда же сомневался в непреложности моих выводов, по-видимому таких верных и положительных; например, мне казалось, что пульс мой бьёт до того часто, что удары его сливаются, представляя род непрерывного дрожания, и я находил такое объяснение: гашиш возбуждает, усиливает сократительность всех мускулярных волокон; поэтому в артериях, кроме того сокращения, которое происходит от повторенных напоров крови, является еще отдельное независимое сокращение волокон фиброзной средней оболочки и оттого происходит ряд непрерывных, слитых дрожаний, наполняющих промежутки между пульсациями.

Возвратясь в спальню, разделся, лег в постель и совершенно забыл обо всём этом, так, как будто я и не вставал с постели.

Опять начался какой-то бред, опять меня мучила жажда, опять я решился встать и позвать слугу и стал уже надевать туфли, как вдруг при этом вспомнил, что я уж это делал один раз, и ясно мне представилось как надевал я халат, как проходил через комнаты, будил человека, и проч.

Мне стало страшно. Возможность действовать в бреду, без всякого сознания, показалась мне чем-то таким опасным, угрожающим, как бы я уж сделал какое-нибудь преступление; я с ужасом бросился в постель и спрятался под одеяло.

Опять всё вокруг меня замелькало, но вот появились и женские лица; бред стал принимать определенный характер и скоро весь перешел в ощущения, которые из местных не замедлили сделаться общими, и меня охватила такая чудесная, такая упоительная нега, какой в действительности никто не испытывал.

По временам мне казалось, что мозг мой растягивается, что череп тесен для него; по временам дыхание стеснялось и томило меня ощущение чего-то горячего и тяжелого в груди. Я заснул после 5 часов утра и часов через 8 встал совершенно здоровым и бодрым.

Теперь перейдем к другому опыту, за который я едва не поплатился жизнью: это произошло оттого, что действие этого средства обыкновенно долго не приходит и, от нетерпения ли, от особенного ли настроения мыслей, всегда является недоверие к тому, что действие наступит.

Вследствие такого странного недоверия, я в течение 3-х часов принял 60 гран без малого золотник очень хорошего спиртного экстракта, в достоинствах которого я сомневался только потому, что действие долго не наступало. Опыт 2-й. Это было 30 июня, года. В час по-полуночи я проглотил последнюю пилюлю.

В три четверти второго меня чрезвычайно рассмешило одно место в медицинской статье, которую читал я в ожидании, но так как смех мой был чересчур продолжительный и притом малоосновательный, то тогда же мне пришла идея, что он зависит от начинающегося действия гашиша, и мысль о том, что я принял его слишком много, тогда же начала беспокоить меня.

Но так как я перестал уже смеяться, а нового ничего заметно не было, то я совершенно успокоился и стал собираться спать. Между тем, надо было мне написать еще кое-что, и я сел в кресло за письменный стол; едва взялся за перо, как стал замечать быстро развивающееся действие гашиша.

Я схватил карандаш и стал записывать свои ощущения. Я писал отрывками, полу-словами, а иногда одной буквой надеялся выразить целую мысль.

Так было отмечено необыкновенно быстрое движение мыслей, прыгавших с предмета на предмет; а должен был гоняться за ними, между тем ловить их было трудно, а поэтому и писать невозможно. Я смеялся без всякого повода, и смех этот всё усиливался до тех пор, пока не переходил в какие-то конвульсивные болезненные движения груди, после чего наступало судорожное сжатие гортанной щели, припадки задушения, и вслед за этим смех превращался в рыдания; слёзы всякий раз заключали этот неистовый хохот, и после них наступало спокойное, приятно-удовлетворенное состояние, так что я мог на несколько мгновений довольно отчётливо судить о своем внутреннем состоянии.

С самого начала действия гашиша у меня стала вкореняться мысль о том, что я отравился: эта мысль беспрерывно подтверждалась тем, что у меня часто появлялись подёргивания в руках и ногах, а иногда сводило ручные пальцы, и мне казалось, что не замедлят наступить общие конвульсии, притом непременно тонические, так что ожидание столбняка сделалось пунктом моего умопомешательства.

Меня мучила жажда, и во рту было сухое, горячее ощущение, а между тем язык был влажен, так что это было только ложное ощущение, но тем не менее очень томительное.

Когда я цеплялся за какую-нибудь мебель, все мои вагоны летели с треском в бездонную пропасть, а я приходил на минуту в себя, вспоминал об отравлении, подбегал к столу, вписывал по нескольку слов и опять спешил на рельсы перевозить свою неугомонную публику из Петербурга в Москву и обратно.

По временам сжимались очень сильно челюсти, и мне казалось, что я скоро разжую и проглочу свои зубы. От одной мысли о смерти меня бросало в дрожь, мне становилось холодно и страшно, и я спешил писать, чтоб никого не обвиняли в моей смерти, чтоб торопились подать мне помощь, дали бы рвотное, отворили кровь, и проч.

С кровью не спешить… Рвотного! Скорей и побольше. Я остановился перед ним, скрестивши руки на груди, величественный и грозный; не могу припомнить по какому поводу я принял такую торжественную осанку, но она тогда же показалась мне самому такой смешной, что я не мог совладеть с собой и стал громко хохотать; чем дальше, тем утомительнее для меня становился смех этот; я стал захлёбываться и, наконец, расплакался; тогда я объяснил ему полусловами в чём дело, но мысли так редели, так быстро и так далеко отскакивали одна от другой, что решительно невозможно было соединить их в одну идею и передать её словами; поэтому фразы были отрывчатые, выговаривались после долгих пауз, и это молчание среди речи состояло в труднейшей для меня работе: я ловил разрозненные мысли, соединял их насильственно в одно целое и спешил выговаривать полусловами.

Кончить своего объяснения я не мог, указал ему на свои записки, а сам стал бегать по комнате. Фельдшер понял, что мне нужно дать рвотное и пошёл за ним в больницу.

Вскоре после его ухода, отворяется дверь и входит человек мой; это меня взбесило, потому что я хотел скрыть от всех свое опьянение, которое могло сделаться предметом уездных сплетней.

Я молчал, однако ж, и ходил взад и вперёд по комнате, надеясь, что он скоро уйдёт; но так как он остановился у дверей, точно часовой, то мне не трудно было догадаться, что его поставил там фельдшер, для того, чтоб поберечь меня; это меня примирило с ним, и я перестал об нём думать.

Рвотное мне дали в половине третьего, а через 5 минут случился со иной припадок невыразимого ужаса; я иначе не могу назвать этого необыкновенного испуга, который произошел таким образом: бегая по комнате, я вдруг зашатался и чуть не упал; человек поспешил поддержать меня, но его прикосновение так испугало меня, так показалось мне угрожающим и опасным, что я закричал, что было мочи, с выражением самого ужасного отчаянья: точно я был на краю пропасти, в которую меня толкнули, и я, падая, силился удержать равновесие; я скорчился весь, подскочил, замахал руками и ногами, а на лице у меня было столько ужаса, что оба человека в свою очередь перепугались не на шутку.

Они старались меня успокоить, и их вкрадчивый голос скоро образумил меня. Я стал убеждать их не пугаться меня, готов был плакать и просил извинения за толчок, данный одному из них ногою в грудь во время моего испуга.

Вслед за этим припадком я сильно ослабел, а так как я сначала ещё объяснил людям, чтоб они не позволяли мне ни ложиться, ни садиться, ни долго стоять на одном месте, пока не сделается рвота, то они взяли меня под руки и стали водить по комнате; сперва я с трудом передвигал ноги, но скоро опять появилась прежняя энергия в мускулах, и я опять зашагал как и прежде.

Конопля – польза и вред

Акции за полную легализацию каннабиса состоялись в 21 городе немецкоговорящих стран. В них приняло участие несколько тысяч человек. От 30 до 40 процентов тинейджеров из таких развитых стран, как Германия и США, попробовали травку уже к окончанию средней школы.

Tweet Вышедшее исследование подтвердило отрицательное воздействие регулярного курения марихуаны на здоровье. Atlantico: Профессор Уэйн Холл Wayne Hall обнародовал результаты летнего исследования долгосрочного воздействия марихуаны на организм человека. Разве это не противоречит многочисленным утверждениям о том, что употребление марихуаны ничем не опасно?

Курительные наркотики Курительные смеси. Опасно ли это? Широкое распространение в последнее время получил такой вид досуга, как курение легальных смесей трав, обладающих легким психотропным и галлюциногенным действием. Курительные смеси или как их еще называют миксы состоят из экстрактов растений и трав.

Медики: Конопля разбивает сердца

Оно служило материалом для изготовления прочных и долговечных веревок. Из него выжимали питательное масло. Его семенами кормили домашнюю птицу, а из стеблей делали пеньку — идеальную субстанцию для затыкания щелей в днищах лодок. Большинство стран уже давно внесли неповинный злак в список запрещенных веществ и начали активно уничтожать площади его произрастания. Ее производные — марихуана и гашиш — в наркоманской среде делят первое место как по частоте употребления, так и по числу почитателей. Это излюбленное лакомство как наркоманов со стажем, так и пионеров. Ощутимая часть курильщиков впервые знакомится с запретным плодом еще на школьной скамье. Количество активных потребителей увеличивается с каждым годом, причем среди них все больше подростков, привлеченных огромной популярностью и общепризнанной безвредностью данного продукта. И, конечно, статусом легкого наркотика.

Как марихуана влияет на мозг подростка

Пока в Украине такую возможность только обсуждают, решили разобраться, что на сегодняшний день известно о влиянии марихуаны на наш мозг и тело. Правда, здесь есть уточнение: часто результаты таких исследований противоречат друг другу и могут носить скорее теоретический характер, ведь получить официальные разрешения на их проведение не так просто. Марихуана может способствовать хорошему самочувствию и настроению Один из ее активных компонентов, тетрагидроканнабинол, или ТГК, взаимодействует с подкрепляющей системой головного мозга. Она реагирует на вещи, которые заставляют нас чувствовать себя хорошо.

Как курение марихуаны влияет на мозг, тело и сексуальность Подробно объясняем, как регулярное употребление травки сказывается на вашей сексуальной жизни, психическом здоровье и ваших органах О воздействии марихуаны на здоровье человека написано немало научных работ, которые говорят как о положительных эффектах наркотика, так и о негативных последствиях его употребления.

Марихуана вредит мозгу, но безопасна для легких 19 Окт, 6 Наркотики Здоровье Согласно результатам специального исследования, опубликованным в начале этого года, курение марихуаны не вредит легким так же, как табакокурение. Однако значит ли это, что подобное утверждение следует использовать в качестве довода за легализацию так называемых легких наркотиков? Как бы то ни было, факт остается фактом: несмотря на то, что в марихуане содержатся многие из тех же компонентов, что и в сигаретах, исследования не смогли обнаружить связь между периодическим потреблением марихуаны и заболеванием легких. Группа американских исследователей под руководством некоего Марка Плетчера Mark Pletcher из Сан-Франциско исследовала здоровье ти мужчин и женщин, проживающих в четырех американских городах.

Безопасно ли курить марихуану каждый день?

На сегодняшний день представлено огромное количество курительных смесей, оказывающих наркотическое влияние на организм каждого человека. Среди них огромную распространенность имеет так называемая химка. Она является самым вредным наркотическим препаратом в группе каннабиоидов. Представляет собой суррогат, который приготовлен особым образом — посредством смешивания анаши или конопли с растворителем и табаком.

В XIX веке эта традиция начала распространяться в Европе и Северной Америке, и в настоящее время существует почти повсеместно. В последнее время термин часто применяется в быту при немедицинском употреблении наркотических и психотропных веществ ; в этих случаях он означает приём такого количества вещества, которое вызывает нежелательные, неприятные или опасные последствия. При передозировке каннабиноидов летальный исход маловероятен, поскольку смертельная доза ТГК в 40 раз больше средней эффективной дозы. Однако превышение индивидуальной эффективной дозы в раза может дать целый ряд неприятных симптомов, как соматических усиленное потоотделение, тремор конечностей, тахикардия, тошнота, головокружение, обморок , так и психических см. Спустя 10 минут может казаться, что прошёл час. Более тяжёлые передозировки обычно вызывают нарушения координации движений, затруднённость мышления и речи, полную или частичную обездвиженность и полусонное состояние, на фоне которого иногда можно наблюдать онейроидный галлюциноз.

10 мифов о конопле и их опровержение

Комментарии 0 Мифы о марихуане, рожденные глобальной социальной пропагандой, настолько разнообразны и противоречивы, что порой в обилии информации можно запутаться. В статье собраны самые распространенные заблуждения и мифы о конопле, которые не имеют ничего общего с реальным положением вещей. Итак: марихуана: мифы и факты. МИФ 1. Марихуана — это опасный наркотик, который вызывает физическое привыкание. Факты: На самом деле научных данных о том, что содержащийся в марихуане ТГК вызывает привыкание на физическом уровне, просто нет, в отличие от того же алкоголя или наркотических средств опиумной группы. Есть только довольно косвенные свидетельства, рассказывающие о длительном употреблении каннабиса, однако здесь сложно провести грань между психологической зависимостью и физической. Те, кто употребляет марихуану долго, не могут отказаться от своей привычки, но это совсем не значит, что ТГК включается в состав обменных процессов.

Так же не стоит верить тем кто уверяет, что вред от курения спайса наносимый психике и организму человека сопоставим с вредом от курения конопли или . несет никакого вреда здоровью человека и не вызывает зависимости.

Пациенты в Швейцарии будут курить коноплю в электронных сигаретах? Les patients en Suisse vont-ils inhaler du cannabis par e-cigarettes? Автор: Лейла Бабаева, Лозанна, Процесс лечения theguardian.

От этого поднимается такой сильный дым и пар, что никакая эллинская паровая баня не сравнится с такой баней. Наслаждаясь ею, скифы громко вопят от удовольствия. Согласно публикациям немецкого путешественника Пауля Погге , в некоторых племенах Центральной Африки принуждение к курению конопли использовалось в судебной правоприменительной практике.

В последние десятилетия марихуана получила более одобрительную оценку мирового сообщества. В некоторых странах уже действует легальный и прибыльный бизнес, возникший в результате легализации этого растения. Там марихуану можно свободно употреблять в медицинских и рекреационных целях не боясь о какой-либо реакции со стороны правоохранительных органов, конечно если это происходит не на детской площадке. Однако стран, в которых разрешена медицинская марихуана еще больше.

Трава, дурь, шишки, анаша, план, гаш, гашек, пластилин, камень, твердый, гарик, игорь и пр. Тип вещества Другие вещества Наиболее распространенная форма конопли — это марихуана анаша, трава, дурь, шишки, план , т.

Большинство людей понимает, что курить ее вредно для здоровья, но хватает и тех, кто в этом сомневается. Исследований, доказывающих, что курение "травки" вызывает рак легких, проводилось не так много, тем не менее, это не означает, что марихуана безопасна, подчеркивают медики. Но так как марихуана в большинстве стран мира запрещена, проведение масштабных исследований невозможно. Ведь нужно учитывать частоту курения марихуаны, а также то, курит ли при этом человек и обычные сигареты.

Последнее исследование ученых показало, что чувствительность к канабису у женщин критически высокая. Естественно, что все вредные привычки одинаково не полезны как мужчинам, так и женщинам. Курение и алкоголь вызывают множество нарушений в работе органов и систем всего организма. Губительное влияние марихуаны на женский организм заключается в высокой чувствительности к ТГК, который является основным действующим веществом этой травы. Такие выводы сделали ученые, проведя первые исследования такого рода.

Сигареты или Марихуана — что же вреднее? Вред курения конопли такой же, как и от сигарет? В этой статье мы проанализируем, сравним данные и ответим на этот интересный вопрос! Люди работали с огнем тысячи лет.

Комментарии 11
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Светлана

    Я никогда не верил что АвтоЕвроСила (АЕС самостоятельная организация. Собственно вчера это и подтвердилось. АЕС организовывают или уже организовали свою ПАРТИЮ. Собственно и терлись эти калачи думаю именно для этой цели.